Как в России власти сначала усиленно насаждали пьянство, а потом безуспешно с ним боролись
15.10.2020
Жизнь в селе Кузомень, которую местные и туристы называют раем
17.10.2020

Рецепт успеха фермера Алексея Копца: ложиться спать в полночь, вставать в 4 утра, в остальное время – вкалывать “по-чёрному” и постоянно думать о том, как вернуть чужие многомиллионные долги

Алексей Копец выходит из машины в рабочей одежде. Сапогом вытирает землю о газон, улыбается нам, приезжим, и кричит издалека: «Ну, пошли!» Мы ступаем за ним по территории фермерского хозяйства «Опыт».  Источник: https://people.onliner.by

 

 

Наблюдаем, как местные мужики живенько складывают овощи в склады, желая то ли поскорее закончить задачу, то ли уйти на перекур. Им есть чем гордиться: устроиться на работу в это место жители деревни Большое Малешево считают удачей — здесь работникам платят 780 рублей (белорусских, что очень хорошо) и обещают платить еще больше. Они и сами говорят: сомневаться в успехе нет причин.

 

 

В феврале их руководитель взял под контроль убыточный колхоз и попробовал его оживить. Сейчас он лидирует по всем показателям. И поскольку идеи Алексея Копца его работников пока не подводили, и в этот раз за свое будущее они переживать тоже не намерены.

Деревня Большое Малешево в Столинском районе соседствует с Ольшанами. Кажется, что именно они вдохновляют всю округу заниматься сельским хозяйством, и поэтому другие варианты здесь просто не рассматривают.

— Ну а что еще вы предлагаете делать? Большинство людей у нас так и живут: что-то выращивают, затем продают. А вот для настоящей прибыли нужно другое — умение все правильно организовать, — отвечает на наш дилетантский вопрос «А почему именно сельское хозяйство?» Алексей Алексеевич.

 

 

Он сидит за столом в окружении грамот и скромно говорит, что у него особо нет времени рассказывать о себе: «Работа стоит, кто ее будет делать?» Зато его заместитель Леонид с удовольствием берет на себя эту ответственность, и потому мы общаемся все вместе. Алексей кивками подтверждает слова своего партнера и смущается, когда тот называет его «настоящим хозяином». Алексея Копца он хвалит по нескольким причинам: во-первых, тот хороший организатор, во-вторых, взял под свою опеку убыточный колхоз, что могло вызвать у его коллег только смех и непонимание, и вполне динамично его поднимает.

 

 

Кажется, все пошло вопреки стереотипной схеме. Крадем у руководителя хозяйства последнее свободное время, чтобы узнать об этом решении.

20-часовой рабочий день, топовые показатели

 

 

52-летний Алексей Алексеевич рассказывает нам, что сам он местный и потому сельское хозяйство у него в крови. Когда мы просим его вспомнить, с чего начиналась его личная задумка, он делает это с трудом. Шутка ли, прошло уже больше 20 лет.

 

 

Тогда у молодого мужчины впервые возникла идея заняться предпринимательством. Но работать на кого-то ему не хотелось, потому он решил: будет заниматься овощами.

— Начинал я, как и многие местные, с парников: выращивал огурцы и продавал. В общем, трудился над тем, что у нас распространено. А потом понял, что нужно двигаться дальше. Написал заявление в исполком, мне выделили 20 гектаров земли. Тогда все начиналось совсем с малого: мы выращивали овощи, сдавали их, вкладывали деньги и расширялись. Помню, в хозяйстве был только один трактор «Беларус», — смеется Алексей. — Потом, со временем, земля начала истощаться, я решил заняться чем-то новым. Сейчас у нас три направления: овощи, транспорт и животноводство. На последнее делаем главный упор.

— Прибыль при этом есть? — забегаем мы немного вперед.

— Ну, мы получаем деньги от реализации мяса и молока — только за день сдаем 32 тонны. При этом огромные деньги тратятся на содержание скота. Ты же покупаешь не просто корову — к ней нужно приобрести еще трактор и лопату. Представьте: один наш комбайн стоит €700 тыс., второй — €500 тыс. К ним добавляется куча единиц техники для перемещения. Вся она импортная, белорусскую мы не берем: отличия между ними кардинальные. Причина — в объемах работы: они у нас бешеные — каждый день нужно положить минимум 1000 тонн силоса. Если мощность и качество машин будут низкими, ни о какой прибыли в итоге не может быть и речи, — разводит руками Алексей Алексеевич, продолжая рассказ о своем детище.

 

 

Фермер добавляет, что раньше на месте этой земли было болото — никому и в голову не приходило, что здесь можно создать что-то успешное-плодородное. Но Алексей сделал мелиорацию и посадил капусту. Собственно, так и появилось хозяйство, «в которое не верил никто».

— Первые сложности касались не денег: я понимал, что все начнется с одного доллара и потихоньку будет расти. А вот над тем, чтобы люди поверили в нас, надо было поработать. Ну представьте: какой-то человек решает открыть фермерство — кто он такой, чтобы идти к нему зарабатывать? Но все как-то удачно сложилось — теперь у нас работает 250 сотрудников, — улыбается мужчина. — Средний заработок — 780 рублей. Понятно, в Минске зарплата больше, но мы стараемся расти дальше и платить столько, сколько можем.

По словам фермера, в его хозяйстве трудятся очень много. Алексей уверяет, что сам он полевой рутиной тоже не брезгует.

— У меня так устают ноги, что каждый вечер пятки начинают гореть. Мой рабочий день составляет 20 часов в сутки — оставшееся время я сплю. А потом встаю и рассуждаю, как поднимать колхоз, — смеется он.

 

 

Собственно, здесь мы и подходим к самой важной части разговора — к колхозу, который Алексею настойчиво «подарили». За подарком тянулись еще несколько презентов: долги в 5,2 млн рублей и интрига, что со всем этим делать.

 

 

5,2 млн долга, €1 млн убытков, оптимизм

 

 

Взять под свое попечение убыточный колхоз в Рубле Алексей Алексеевич решил вынужденно. Для его фермерских амбиций нужна была земля, а согласно решению местного райисполкома, в зоне Давид-Городка участки под фермерские хозяйства не выдают из-за перенаселенности. Ну, пришлось как-то выкручиваться.

— Это была вынужденная мера: мне нужно было как-то прокормить скот. Оказалось, с такими огромными долгами колхозу еще каким-то образом удавалось выплачивать зарплату. Теперь все эти долги висят на нас. Собственно, поэтому сейчас меня интересует вопрос, как превратить все это в успешное предприятие, — разводит руками Алексей Алексеевич.

 

 

Его помощник Леонид сидит напротив нас намного увереннее и улыбается. Говорит, что первые подвижки в этом направлении видны уже сейчас: Рубельский колхоз в Столинском районе лидирует по показателям.

— Ну, понятно, почему это так, — прерывает своего партнера Алексей. — Должен быть частный строй, тогда людям становится интересно работать на себя. Понимаете, у нас многие привыкли получать деньги, а не зарабатывать. Разница между двумя этими понятиями большая. Если бы на нашем хозяйстве люди все делали ради «получки», таких результатов не было бы и близко. Ведь в обычный колхоз деньги поступают постоянно. Получается, что затраты там большие, а прибыль нулевая. Колхозы работают на статистику — она есть, а в кармане пусто. Частник же понимает риск: если он что-то сделает не так, может все потерять. И это подстегивает его что-то делать.

 

 

— У нас привыкли бороться за литр молока и количество надоев. Если председателю дают указку на определенное количество, он должен его достигнуть. Иначе — кто знает, может, снимут с должности. Согласитесь, рентабельность и цена в таком случае мало кого интересуют, — дополняет его Леонид.

 

 

По словам руководителей хозяйства, в системе, которая требует больше затрат, чем прибыли, об эффективности мечтать не стоит. Хочешь положительных результатов — мирись с необходимостью впахивать.

— Ты ведь не сможешь каждый раз обманывать своего покупателя: он не будет брать продукцию, которая ему не понравилась. Да, у нас тоже не все идеально, но мы хотя бы понимаем, зачем работаем: нам нужны деньги на жизнь, все наши сотрудники хотят есть. И поэтому Алексей Алексеевич спит до четырех утра, а затем встает и идет работать. Обычно же председатели колхозов начинают свой день намного позже и надеются, что все вопросы решатся сами собой. Ну, в итоге они подают нужную статистику — и ничего, существуют дальше, — добавляет Леонид.

Он рассказывает, что сейчас главные расходы предприятия идут на разборки с катаклизмами: «В прошлом году боролись с наводнением, в этом — с засухой». В общем, сколько ни работай, а природа может выкинуть свой каприз.

— Многие колхозы в этом году сильно недобрали по показателям, мы же при таких условиях увеличили их на 1500 тонн. Планировали и больше, но боремся с погодой. Представьте: в прошлом году у нас утопило 1700 гектаров урожая — по площади это почти равноценный колхоз. Вообразить цифры таких потерь сложно: это слишком крупные суммы, больше €1 млн.

 

 

— И что приходится делать в таких случаях?

— Просто искать выходы, в том числе влезать в долги или лизинг. Сейчас мы доросли до того, что за «Опытом» закреплено уже 460 гектаров земли. И естественно, мы понимаем, что все это — большой риск. Но куда двигаться, если не вперед? Встаем и снова работаем.

Мы гуляем по ферме, которая живет своей жизнью. Вот склады, на которые шумная техника привозит ящики с картошкой. Вот мужики облокачиваются на мини-трактор, горделиво оценивая свою работу. А вот и кирпичная стена, на которой висит пролетарский плакат «Наш труд — залог продовольственной безопасности». Его попросил повесить здесь кто-то важный, и наверняка у этого человека было хорошее чувство юмора. А как иначе объяснить контраст риторики советского лозунга и идеи этого предприятия?

 

 

Автор: Татьяна Ошуркевич. Фото: Александр Ружечка .

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *