Фермер Руслан Юдин развёл на своём поле коноплю. Наркополицейские это одобрили, но с оговоркой
15.09.2020
Трояки (кухня казаков-некрасовцев)
15.09.2020

Село Роща, где традиции старообрядчества не только не скрывают, но и всемерно пропагандируют

В 250 километрах от Екатеринбурга, на берегу реки Сылва расположилось село Роща. Места тут очень живописные – прекрасные пейзажи, тишина и деревенский уют. Село находится на значительном удалении от городов, и здесь еще сохранились крупицы традиционной деревенской культуры и старой православной веры. Эти крупицы собирают в клубе-музее старообрядческой культуры. Источник: https://ural.aif.ru

Река Сылва
Река Сылва. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

Управа, школа, часовня, музей

 

 

Село Роща, как и многие другие села в округе, – старообрядческое. Когда в 1653 году патриарх Никон начал проводить реформу Русской православной церкви, многим верующим это не понравилось, и произошел раскол.

 

 

Тех, кто придерживался прежних традиций, называли раскольниками и серьезно преследовали – как церковные, так и светские власти. Поэтому староверы уходили в глухие места, где можно было спокойно жить в соответствии со своей верой. Так на берегу Сылвы в татарском селе Урмы появились переселенцы.

Шли века, село переименовалось в Рощу, а староверы живут здесь и в окрестных деревнях и по сей день.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

На новом месте староверы селились по-разному – кто-то жил в деревнях, кто-то отстраивал себе отдельные хутора. Жили здесь и те, кто предпочел принять никонианские реформы, но большинство сельчан придерживались старых обрядов.

 

 

Двухэтажный деревянный дом расположен практически на берегу реки. Его построили еще при царе для волостного управления. Здесь же размещались почта и небольшая тюрьма. С тех пор его так ни разу и не перестраивали.

 

 

В советские времена здесь размещалась школа, а также интернат – тут жили дети с окрестных деревень, которые не могли каждый день добираться до школы из-за отсутствия автобусного сообщения. Потом под школу построили новое здание, а бывшую волостную управу забросили. Но в селе нашлись активисты, которые решили восстановить здание и открыть в нем музей.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

А еще здесь долгое время располагалась старообрядческая часовня, пока ее прихожане не построили себе отдельное здание.

Старообрядческая часовня
Старообрядческая часовня. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

Зинаида Мельцина, бывший директор музея, отдала ему многие годы, говорит, что все здесь делали собственными усилиями односельчане. И восстанавливали дом, и собирали экспозицию.

Зинаида Мельцина
Зинаида Мельцина, бывший директор Музея старообрядчества. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

– Сначала здесь был просто местный музей, работавший на общественных началах. Но к 90-м годам музей пришел в плачевное состояние. Я раньше работала педагогом в коррекционном классе, а в 1993 году решила сменить профессию и стала директором музея. Постепенно сформировалась идея сделать именно музей старообрядчества. Мы с ребятами пошли по деревням, собрали экспонаты. Нам их местные отдавали – что-то на чердаках хранилось, что-то осталось в чуланах. Так и собрали понемногу коллекцию, сейчас тут уже около 1200 экспонатов.

 

 

Исчезающая культура

 

 

Сейчас Зинаида Клементьевна ушла на покой. Ее сменила Галина Арапова – местная жительница, сама из семьи староверов, но не из очень строгих. Многое из того, о чем она рассказывает на экскурсиях, Галина застала сама – в деревенском быту, в обычаях старообрядцев.

Галина Арапова, директор клуба-музея
Галина Арапова, директор клуба-музея. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

В Роще и в других окрестных деревнях до сих пор живут семьи, которые строго соблюдают обычаи и ритуалы староверов. Например, во многие дома даже не впустят курящего человека. Очень негативно тут относятся и к алкоголю. А есть сёла, где дальше порога не пустят любого иноверца – чтобы не нёс в намоленное жилище свои грехи.

 

 

Вообще у старообрядцев в удаленных селах был свой собственный мирок, даже собственный язык, который не знают Яндекс и Гугл. В своих экскурсиях Галина Арапова его понемногу использует, дополняя переводом.

– От угланы-то набазулины у вас. Это значит дети избалованы. Сделать что-то есь-хлебесь – то есть кое-как.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

Интересно, что словечки «угланы» и «хлебесь» относятся к говору Вятской губернии, если верить толковым словарям старорусских языков. То есть можно предположить, что на Урал они попали оттуда – вместе со старообрядцами. И с ХVII века до сих пор используются в некоторых сёлах.

Горница
Горница. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

Сам музей старообрядчества небольшой: горница, школьный класс, старообрядческий, ремесленный угол, молельная комната, кухня, пряльная комната, актовый зал, где учат ремеслам. Но экскурсия занимает около полутора часов.

 

Многие экспонаты действующие, и Галина показывает, как они работали. В каждом помещении открывается часть деревенской и старообрядческой культуры.

Детей в крестьянских семьях рождалось много
Детей в крестьянских семьях рождалось много. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

– Рожали раньше помногу, по 15-18 детей. Пословица была такая: «Господь много детей посылает, да лишних не дает». Как-то ограничивать рождаемость не полагалось. Правда, часть детей умирали, оставалось 7-8. Но к этому проще относились – Господь детей забрал. Зато те, кто выживал, были самыми сильными и здоровыми и жили обычно очень долго. К матерям тоже относились просто: 10 дней после родов дома посидела – и весь декрет, пора на работу.

 

 

А слабых детей натурально совали в теплую печь, завернув предварительно в тесто. Делалось это  для того, чтобы ребёнок стал здоровее.

У некоторых экспонатов есть своя забавная история.

Зеркало, которое снимает венец беззбрачия
Зеркало, которое снимает венец безбрачия. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов. 

– Однажды мы участвовали в Ночи музеев и решили каждому экспонату придумать легенду. И вот про это зеркало написали, что оно снимает венец безбрачия. К нам телевидение приезжало, показали это зеркало. Ну и пошла про него слава. Как-то приезжают к нам парень с девушкой, я им все рассказываю, распинаюсь, а девушке вообще неинтересно. Потом она видит несколько зеркал и не выдерживает: «А где то зеркало, чтобы замуж выйти?»

 

 

Потрогать историю

Особое внимание в музее уделяется ремёслам и готовке. Галина постоянно проводит мастер-классы для деревенских ребят, а иногда и для туристов. Под ее руководством тут можно изготовить шаркунок – коробок из бересты на веревочке, который, по древним приметам, отгоняет злых духов. Научиться плести пояски или прясть.

Оказывается, у деревенских рукодельниц тоже был свой язык.

Полотенце счастливой замужней женщины
Полотенце счастливой замужней женщины. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

– Вот полотенце. Если на нем есть птица – женщина замужем. Если головка птицы поднята вверх – она счастлива, если опущена – не очень. Зайчики на полотенце – дети. Сколько зайчиков, столько деток. Каждая закривулинка на ткани что-то обозначала. Но сейчас это уже не соблюдается.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Сейчас в музее собираются восстанавливать печь, чтобы можно было учить посетителей приготовлению русских деревенских кушаний и угощать ими туристов. Пока же фирменное блюдо здесь – шаньги – русский деревенский фастфуд.

 

 

– Шаньги – это наша фишка. Когда к нам потянулись туристы, им же надо было чем-то перекусить. Общепита в селе нет. Вот мы и вспомнили про шаньги. Это универсальная деревенская еда. Быстро, на пресном тесте выкладывается всё, что есть в доме, определенного рецепта нет. Может быть гороховая, морковная, творожная, пшенная, картофельная шаньга. Хозяйка встает с утра, собирается на работу, а детям надо еды оставить – быстро шанежек напекла, к ним молока оставила, вот и дневной рацион. Теперь их у нас в музее для туристов пекут. Сейчас вместо меня Галина Ивановна одна работает. Едет к нам группа 50 человек, так она на них сто шанежек каждое утро готовит. В 6 встала, в 11 уже готово – выходит на экскурсию.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Строгие обычаи

Отдельной графой идут в музее рассказы о старообрядчестве. Старая вера куда строже современного православия. Общие черты есть, как и знакомые понятия вроде исповеди и поста, но воплощаются они у старообрядцев иначе.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

– Исповедь у нас строже. Сначала надо выдержать пост до Пасхи 50 дней. Растительное масло – только в субботу и воскресенье. Рыбу – только по определенным дням. Потом идет общая исповедь. У нас беспоповщина – есть наставник, которому разрешили проводить исповедь. И вот он читает: посуду помыла с моющим средством – грех, плохо про кого-то подумала – грех, посмотрела на чужого мужа – грех, он на тебя посмотрел – грех, и так далее. Много грехов. Потом наставник объявляет: всем по пять лестовок. Это значит, я должна отмолить пять лестовок – сто поклонов в землю с тройным касанием.

Старообрядческий крест
Старообрядческий крест. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Для земных поклонов старообрядцы используют особый квадратный коврик – подручник. Его кладут на пол и при поклоне касаются лбом. Даже эта простая с виду вещь несет в себе символизм – на ней всегда должны присутствовать 12 цветных лоскутков, обозначающие апостолов.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Относительно одежды у старообрядцев тоже есть свои традиции. Женщина должна носить платок, но не должна его завязывать под подбородком, не допускаются закатанные рукава. Это память о гонениях на старообрядцев: узел на шее означает петлю виселицы, закатанные рукава подразумевают палача. Обязательны пояс и крест, который у старообрядцев тоже отличается: на нем не изображают Иисуса Христа, потому что свой крест каждый должен нести сам. Также не принимают золотые кресты на золотых цепях – считают это просто украшением.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Вход иноверцам в старообрядческую церковь запрещен – можно только стоять за порогом. Не крещенный по их обычаю в принципе может войти в число прихожан, но для этого придется сильно постараться. Галина рассказывает, как один мужчина несколько лет приезжал на службы и стоял возле церкви, прежде чем его приняли и стали пускать внутрь.

 

 

Вообще обряды и традиции у старообрядцев могут сильно отличаться в зависимости от местности и от согласия. Согласиями называют различные течения внутри религии. Последователей самых строгих согласий совсем мало, но пока они еще есть, и это не обязательно люди в возрасте.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

– Когда у нас церковь новую освящали, я видела семью высшего согласия. Отцу около 30 лет, с ним дети были – 1,5 года, 4 и 7 лет старшему. Они всю службу стояли. Семилетний заснул, так отец ему сказал, что дома мальчик будет наказан. У нас таких строгих уже не осталось, раньше жила одна такая бабушка – у нее даже паспорта не было, потому что это против веры. А без паспорта и пенсии нет – жила на подаяния, люди ей подавали, чтоб она за них молилась. Ее внучка у меня на мастер-классах плетению поясков училась и рассказывала, что ей нельзя бабушку бабушкой называть – только Дуней. Потому что ее сын не побрачился, как у нас принято, со своей женой. Она хорошо относилась к внукам, гостинцы им носила, но бабушкой себя запрещала звать.

Крест из скита - они еще остались в окрестностях Рощи
Крест из скита – они еще остались в окрестностях Рощи. Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Кстати, креститься в старообрядцы очень непросто – нужно найти специального человека, который имеет на это разрешение. Галина говорит, что в районе сейчас осталась лишь одна старушка, которая имеет на это право. А побрачится по-старообрядчески – это вообще эпопея. Мужчина должен отпустить бороду, долго соблюдать строгий пост – в том числе и в смысле половых отношений. Пить и курить нельзя – иначе вообще никакого брака. И еще множество разных требований и ограничений. Современные молодые на такое готовы редко, и по словам Галины, старообрядческие традиции постепенно утрачиваются.

Фото: «АиФ-Урал»/ Евгений Лобанов.

Сейчас в Роще и окрестностях осталось два десятка человек, которые ходят на все моления. Старообрядчество исчезает вместе со своей самобытной культурой.

 

 

Правда, по словам Галины, есть еще в районе населенные пункты, где старообрядческие традиции сильны. Есть целое село, где жители живут, не получая пенсии, потому что «это грех».

 

 

В таких местах иноверцам и безбожникам делать нечего – дальше порога не пустят. Лучше посетить музей старообрядчества в селе Роща. Ради этого стоит проехать 250 км от Екатеринбурга.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *