…Бьет десять часов. Ужина не будет, но закуску приготовили.

Икра, семга, колбаса — купленные; грибы, рыжики — свои, деревенские.

— Милости просим закусить, Федор Платоныч! водочки! — приглашает матушка.

— Не откажусь-с.

Жених подходит к судку с водкой, несколько секунд как бы раздумывает и, наконец, сряду выпивает три рюмки, приговаривая:

— Первая — колом, вторая — соколом, третья — мелкими пташками! Для сварения желудка-с. Будьте здоровы, господа! Барышня! — обращается он к сестрице, — осчастливьте! соорудите бутербродец с икрой вашими прекрасными ручками!

— Что ж, если Федору Платонычу это сделает удовольствие… — разрешает матушка.

Стриженый мгновенно проглатывает тартинку и снова направляется к водке.

— Не будет ли? — предваряет его матушка.

— Виноват. Забылся-с.

Говоря это, он имеет вид человека, который нес кусок в рот, и у него по дороге отняли его.

— Прекрасная икра! превосходная! — поправляется он, — может быть, впрочем, от того она так вкусна, что оне своими ручками резали. А где, сударыня, покупаете?

— Не знаю, в лавке где-нибудь человек купил.

— Почем-с?

— Рублик за фунт. Дорога.

Advertisements

— Дорогонько-с. Я восемь гривен плачу на монетном дворе. Очень хороша икра.

— Сёмужки, Федор Платоныч?

— Не откажусь-с. Да-с, так вы, Василий Порфирыч, изволили говорить, что в газетах комету предвещают?

— Да пишут.

— Это к набору-с. Всегда так бывает: как комета — непременно набор.

Жених косится на водку и наконец не выдерживает… Матушка, впрочем, уже не препятствует ему, и он вновь проглатывает две рюмки.

Все замечают, что он слегка осовел. Беспрерывно вытирает платком глаза и распяливает их пальцами, чтоб лучше видеть. Разговор заминается; матушка спешит сократить «вечерок», тем более что часы уже показывают одиннадцатый в исходе.

— Кто там! — кличет она прислугу, — уберите водку!

Приказание это служит сигналом. Стриженый щелкает шпорами и, сопровождаемый гостеприимными хозяевами, ретируется в переднюю.

— И напредки милости просим, коли не скучно показалось, — любезно прощается матушка.

— Почту за счастье-с.

Жених уехал… Матушка, усталая, обескураженная, грузно опускается на диван.

— Не годится, — отрезывает она…