Написано в 2015 году.

Вскоре после того, как мы с супругой переехали жить из Города в деревню, мы завели небольшое хозяйство. Сначала кур, о чем уже было написано ранее, а потом замахнулись и на кроликов.

 Прикупили еще две бытовки, в них разместили  несколько десятков клеток. На ближайшей ферме взяли восемь крольчих и двух кролей, и процесс, как говорится, пошел…

Вскоре ушастые зверюшки начали активно плодиться, принося каждая  по 6-8  крольчат, так что через месяц-другой мы стали счастливыми обладателями целого стада  мелких грызунов. И вот тогда передо мной со всей неумолимостью встал вопрос: кому и куда вскоре придется сбывать излишки произведенной мясопродукции?

 Об этом, конечно,  много думалось еще до того, как приобретать животных. Идея предлагать крольчатину соседям умерла, еще не родившись: во-первых, в  нашей деревне никто друг другу ничего не продает и никто ни  у кого ничего не покупает. Всем правит натуральный обмен «в пределах разумного». Так уж сложилось исторически.

Во-вторых, по той цене, которая бы меня устроила, в сельской местности торговать невозможно по определению: если сельчанин хочет мяса, он идет в магазин и покупает свинину в полтора-два  раза дешевле крольчатины. В-третьих, вообще не хотелось широко афишировать свою мелкопредпринимательскую деятельность в деревне, дабы не прослыть куркулем или фермером, что у нас считается одним и тем же.

 Развозить товар по городу, собирав заказы в Интернете? Много времени будет потеряно, а заработать удастся чуть, все уйдет на бензин и амортизацию машины. Кроме того, такие заказы – крайне нестабильное дело, они то есть, то их нет. А ведь  каждого  кролика, достигшего товарного веса,  нужно успеть продать, чтобы освободить клетку для подрастающего молодняка.

 В общем,  я решил  с самого начала ставить  не на большие прибыли, а на гарантированную стабильность. Поэтому уже заранее начал искать того, кто регулярно  покупал бы у меня мясо, пусть даже и по не очень высокой цене. Дал объявление в районную газету, и уже через несколько дней разговаривал с невысоким плотным мужиком в полинялом комбинезоне. Оптовиком, а по-деревенски – перекупом.

 — Понимаешь, — сказал он сразу, — по цене мы договоримся, не вопрос. Но мне нужно четко знать, что я раз в неделю, конкретно в пятницу,  сто процентов получу столько тушек, сколько мы сейчас обговорим. У тебя сколько маток сейчас?

— Восемь.

— Прикинь, если все они будут рожать раз в три месяца и все мальки выживут, в год от каждой мамки получим 25-30 штук, итого в неделю с твоего хозяйства пять. Этого мало.

— А сколько нужно? – осторожно поинтересовался я.

— Хотя бы десять, лучше пятнадцать, а еще лучше двадцать вообще . —  И продолжил: — Учти, нужны не просто тушки, а чтобы вес каждой — именно в пределах полтора-два кило, не больше и не меньше.  Чистые, без крови и шерсти, одна лапка оставлена,  упакованы, как положено. И все должны быть забиты строго к утру пятницы, когда заеду за товаром…

Надо было серьезно подумать. Я не мог быстро увеличить поголовье в три-четыре раза, потому что такое количество уже выходило за пределы разумного. Это было бы уже не подсобное хозяйство, а целая ферма. С хотя бы одним работником, и все равно гарантированная ежедневная пахота от зари до зари плюс изматывающие забойные авралы перед приездом оптовика.

 — А ты давай скооперируйся с другими, кто тоже зайцев держит, — предложил тот , — гурьбой, то есть коллективом, как говорится, и батьку бить легче!

 Мы попрощались, ничего пока толком не решив. Но идея сколотить хотя бы небольшой коллектив единомышленников, чтобы вместе продвигать свой товар, в голове засела прочно.

 Расспросив соседей, изучив объявления в районной газете и интернете, я узнал, что в ближайших деревнях не так-то и много тех, кто держит в хозяйствах кролей.  После обзвона дюжины таких хозяев выяснилось, что многие из них имеют по паре-другой самок и сбытом интересуются лишь постольку-поскольку. Только пятеро выразили некоторую заинтересованность в возможном сотрудничестве. И я отправился с визитами по окрестным деревням.

 Первый, с кем пришлось встретиться, услышав о цене вопроса, сразу отрезал:

 — Я не придурок, чтобы отдавать по триста пятьдесят за кило. У меня корму больше уйдет, еще и доплачивать придется!

Advertisements

— Ну как же, — возразил я, — ведь на кило привеса, даже если давать только самый дорогой корм, уходит рублей сто пятьдесят. А сено-трава, картошка-морковка тоже дают экономию.

— Да я лучше из своих кролей тушенку сварю и сам ее съем, а за копейки не отдам, — отрезал тот и ушел в дом, ругательски при этом ругаясь…

 Второй отпал при других  обстоятельствах. Мы договорились, что в четверг вечером он завезет ко мне пять тушек, обработанных с соблюдением  озвученных оптовиком требований, я приму по весу и оплачу товар сразу. Мужик обещал, что все будет вовремя и в лучшем виде. С оптовиком вопрос утрясли: десять тушек в одиннадцать часов утра пятницы у меня будут.

В назначенное время в четверг любитель-кроликовод не прибыл. Я позвонил ему и узнал, что «сегодня не может, но привезет завтра утром». Судя по голосу, он не мог чисто физически, ибо праздновал изрядно. Я забил  пять своих кролей   и на всякий случай отсадил в отдельные клетки еще столько же. Как вскоре оказалось, эта подстраховка была не лишней.

 К одиннадцати прибыл сначала покупатель, осмотрел мой товар и остался доволен, мы рассчитались. С большим опозданием приехал и второй «член кооператива», вовсю пыхтя перегаром, и протянул старый рваный пакет. В нем лежали маленькие скрюченные трупики, измазанные кровью и отходами кроличьей жизнедеятельности.

 -Не, не пойдет, — категорически заявил покупатель, — на глаз видно, что ни один даже на полтора кило не тянет. И грязных-то зачем привез?

 Мужик страшно удивился:

— Так мне что, их еще мыть надо было?

 Ворча, что, мол,   только зря время потерял и кролей понапрасну уничтожил, он загрузил в машину свое недоразумение и укатил восвояси. А мне пришлось срочно готовить к продаже еще одну партию товара…

 К следующему разу о поставке тушек договорились с одной женщиной. Но, когда до часа икс оставалось всего два дня, она позвонила и извиняющимся голосом сообщила, что, мол, тут подвернулся другой, более выгодный покупатель. Так что она сдала ему всех, кого можно было, оптом по четыреста за кило. Пришлось мне готовить на продажу десять тушек из своего катастрофически тающего резерва.

 К счастью, остальные двое не подвели и нам со временем удалось-таки  наладить  более-менее стабильные продажи. Мы составили график забоев и неукоснительно его придерживались несколько недель. Все были более-менее довольны и даже начали мечтать о том, что в перспективе расширимся и сможем продавать еще больше… Но тут в дела нашего самодеятельного кооператива вмешался его величество Случай.

 В хозяйстве  одного из нас начался повальный кроличий падеж. В течение нескольких дней все его поголовье, что называется,  ускакало в край вечнозеленых лугов. И это несмотря на то, что все мы своевременно прививали своих животных и кормили их лучшим зерном и отборным сеном.

 Мы продолжили торговлю вдвоем по графику, подстраховывая друг друга при необходимости. И это дело шло потихоньку до тех пор, пока не позвонил наш оптовик с сообщением о том, что, мол, клиентов сильно поубавилось, так что придется на время сотрудничество прекратить…

 Теперь вот сидим и ждем, когда вернутся времена тех, кому по карману покупать крольчатину по пятьсот за кило. Именно по такой цене им в Городе сбывают наш товар. За который мы получаем триста пятьдесят, из них почти половина уходит на корм, цена на который, кстати, постоянно растет. Максимум прибыли, на который можно рассчитывать при таких обстоятельствах  —  семь-восемь тысяч в месяц.

 Не знаю, согласится ли партнер продолжать совместные продажи, и не решит ли оптовик окончательно закрыть свою лавочку. А тут еще на горизонте замаячил проект  закона о налогообложении торгующих владельцев личных хозяйств, ветеринары грозят ужесточением санитарных норм и т.д. и т.п.

 А пока мы с супругой пробуем на себе и дочкиной семье многочисленные рецепты приготовления блюд из крольчатины…