Третьи сутки в регионе обсуждает ЧП, случившееся в станице Дмитриевской Кавказского района. В ночь на 25 февраля во дворе у хорошо известного в крае здешнего фермера Николая Маслова подожгли комбайн и два КамАЗа с полными баками горючего. Источник: https://rg.ru

 

 

Хозяйство Масловых расположено на одной их станичных окраин. Небольшой жилой дом стоит метрах в 30 от хоздвора с новенькой сельхозтехникой, купленной в лизинг. За грузовики Николай уже рассчитался и готовил их к постановке на учет, а кредит за комбайн платить еще два года. Стоимость всей техники — свыше 17 миллионов рублей. То, что она уцелела, Николай считает просто чудом.

 

 

— Уже темно было, когда все случилось, — рассказывает глава КФХ. — Около 21 часа я зашел домой. Не успел раздеться, как крики услышал. Выглянул в окно, а там уже пламя над комбайном. В одних трусах выскочил, куртку на ходу схватил и бросился тушить огонь, благо рядом шланг лежал, протянутый от колонки с водой. Мы его сразу направили на горящую технику и погасили пламя. А если бы позже заметили поджог, то тут могло все на воздух взлететь. Досталось бы и нашему дому, и соседям. Ведь в тот вечер был просто ураганный ветер — настоящий торнадо.

 

 

По словам Николая, сейчас к нему отовсюду едут коллеги-землепашцы. И каждый примеряет эту ситуацию на себя.

— Земельные войны идут по всему краю, — говорит он. — Кому-то просто угрожают, а вот в моем случае от угроз, похоже, решили перейти к реальным действиям.

 

 

У Масловых — 70 гектаров земли, 40 из которых — его собственность, владельцами остальных являются близкие родственники. Еще 100 гектаров хотела передать другая станичная родня, однако забрать эти наделы не дал местный крупный землевладелец, хотя договор с ним к этому времени истек.

 

 

— В окрестностях нашей и соседней станиц он собрал свыше семи тысяч гектаров пашни, которой не хочет ни с кем делиться, — считает фермер. — Пользуясь влиятельными покровителями, выигрывает суды, хотя закон вроде бы на нашей стороне. Но в последнее время ситуация стала постепенно меняться и нескольким фермерам удалось выиграть иски. Мы также хотели возобновить спор за гектары наших родственников. Возможно, чтобы помешать этим планам, и был устроен поджог.

 

 

Игорь, сын главы КФХ, говорит, что это был не акт устрашения, а стремление уничтожить хозяйство.

Advertisements

— Лишившись техники, взятой в лизинг, мы бы уже не смогли подняться, — убежден он. — На это и был расчет. О том, что могли погибнуть люди, те, кто его организовал, просто не думали.

 

 

Случившееся бурно обсуждают в социальных сетях. Один из основателей Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) доцент Тимирязевской сельхозакадемии Игорь Абакумов написал на своей странице в соцсети: «Ясно, что это не пацаны баловались с бенгальскими огнями — работали профессионалы. Если этот случай спустят на тормозах и не расследуют, быть беде: либо фермеров начнут убивать, либо пойдут самосуды как защитная реакция на бездействие власти. Фермеры с этой земли не уйдут — здесь могилы предков до шестого колена. Они перешли красную черту. Кто они — пусть отвечает следствие. Если мы имеем дело не с террором, то с чем?»

 

 

В этом сейчас разбираются правоохранители.

— Я был на месте ЧП буквально через десять минут после вызова, — рассказывает станичный участковый Александр Мишин. — К этому времени открытое горение уже ликвидировали, но следы явного поджога сохранились. Было видно, что комбайн и один из КамАЗов были политы какой-то горючей жидкостью. Прибывшая по моему вызову оперативно-следственная группа и представители МЧС взяли смывы с места поджога, опросили очевидцев.

 

 

— Уголовное дело возбуждено по части 2 статьи 167 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное повреждение чужого имущества путем поджога, — поясняет следователь Максим Калишин. Назначена пожарно-техническая экспертиза, ждем результатов. Надеюсь, преступление удастся раскрыть максимально быстро.

 

 

На это надеются все, не только кубанские фермеры.

— Так называемые «земельные войны» идут в разных регионах, — констатирует Александр Шипулин, председатель совета АККОР, член Общественной палаты РФ. — На Кубани, где самые дорогие черноземы, пожалуй, наиболее острая ситуация. Мы постоянно обсуждаем ее на фермерских съездах, и власть, должен признать, разделяет нашу тревогу. ЧП в станице Дмитриевской мы обсуждали с губернатором Кубани и прокурором Краснодарского края, оба они — и Вениамин Кондратьев, и Сергей Табельский — обеспокоены случившимся. Расследование поджога на фермерском дворе взято на особый контроль. Его результатов ждет все фермерское сообщество.