В прихожей купеческого дома раздался звонок. Маленькие хозяйские ребятишки, выбегающие на каждый звонок в прихожую, заглянули и на сей раз в дверь из гостиной в прихожую и, увидав, кто пришел, бросились прочь и забегали по комнате, крича:

— Доктор приехал! Семен Иваныч приехал!

Глава семейства, хозяин дома Акинф Васильич, спал у себя в кабинете крепким послеобеденным сном. Жена принялась его будить.

— Вставай! Семен Иваныч приехал. Нехорошо… Надо же доктора встретить.

— Доктор? переспросил хозяин, вставая с дивана и потягиваясь. — Вели подать бутылку рябиновки.

— Акинф Василъич доброго здоровья! проговорил доктор.— Спали?

— Да… немножко после обеда… По православному обычаю…

— Какое немножко! Часа два с половиной спит после обеда, заговорила хозяйка. — Я уж и то говорю, что при его толщине…

— Да разве вредно это, Семен Иваныч, чтоб спать? Ведь день-то деньской бродишь, бродишь…

— А вы сколько уж лет спите после обеда?

— Да лет пятнадцать…

— И ничего не чувствуете?

— Ничего… Все слава Богу…

— Ну, так и продолжайте спать, если нравится. Я сам сплю с часик.

— Думаю, что не вредно. Вот разве рука у меня по ночам ломит… То-есть, не то чтобы ломит, а как-то вздрагивает и словно кто ее нажимает, — начал хозяин.

— Вот, вот… Я уж и то ему муравьиным спиртом натирала.

— Это, должно быть, надуло вам, а не от послеобеденного сна, отвечал доктор. — Покажите язык? Язык хорош.

— Вот тоже ест много, и все жирное, — продолжала хозяйка.

— Да ведь я с водкой… отвечал хозяин.

— И водіій много пьет. До обеда ходит из лавки по трактирам и рюмки три-четыре пьет, да дома рюмки три выпьет.

Доктор взял хозяина за пульс, пошамкал губами и сказал:

— Ничего. Я сам пью… Пульс хорош.

— Так пить три рюмки-то не вредно?

— Пейте. Ваш организм уже привык. А только вот я вам дам пакетик из трав для настоя. Прелестный настой. Я всегда его и сам пью. Нарочно заехал, чтобы вам передать.

Доктор полез в карман фрака и достал пакетик.

— Очень вам благодарен, Семен Иваныч, проговорил хозяин. — Ну, а насчет руки-то? Мазать муравьиным спиртом?

— Можете, это хорошо. Я сам всегда муравьиным спиртом…

— В бане, на полке, я думаю, еще лучше?

Advertisements

— В бане прелестно. Так вотё велите настоять этими травами водку. Тут аккурат на четверть.

— Это, Семен Иваныч, крепительная или слабительная?

— Больше крепительная, чем слабительная. Впрочем, настой этот вообще урегулировывает желудок. Я вам, пожалуй, дам и пакетик слабительного настоя.

Доктор полез в карман, достал пакетик, посмотрел на надпись и сказал:

— Вот это будет слабительный настой. То-есть, не то чтобы он был слабительный, а скорей кровоочистительный. Вы вот что делайте… Вы пейте попеременно… Первую рюмку того настоя, а вторую этого. Я сам так делаю,

— А третью рюмку можно пополам того и другого?

— Можно.

— Очень вам благодарен, Семен Иваныч. А то, знаете, без лекарства в доме даже и нельзя. Рябиновки, Семен Иваныч, не хотите ли?

— Пожалуй… Рябиновка такой напиток, что его всегда можно…

В дверях показалась горничная с бутылкой  и с рюмками.

— Ну, а ваше здоровье как, сударыня? спросил доктор хозяйку.

— Ничего… Да вот все живот…

— То-есть что живот? Болит он у вас, что ли?

— Нет, не то чтобы болел. Боли нет… А растет. Ужасно тяжело с таким животом… Я вот все думаю, уж не водянка ли у меня?

— Пустяки. Это просто избыток здоровья. У меня тоже вот живот… А у вас, знаете, и то влияет: сколько у вас было детей!

— Да уж очень он растет сильно. Некрасиво.

— Моциону надо больше. Покажите язык? Язык хорош.

— Вы рябиновки-то выкушайте, Семен Иваныч, предложила хозяйка.

— Я выпью. Ваше здоровье, сказал доктор, чокаясь с хозяином.

= Еще рюмочку.

— Рябиновка прекрасная… Можно и еще… —

— Еще рюмочку.

— На дорожку можно. Да и прощайте… Хорошая рябиновка.

— Я вам, Семен Иваныч, пришлю пяток бутылок.

— Пришлите. Потом сочтемся. Будет счет от вас, будет счет от меня, вот мы и помараем их квит на квит,  Ну, так прощайте. Если что с кем из приказчиков случится, то пришлите его ко мне. Я пропишу.

Доктор взял шляпу и стал уходить.

— Что за прекрасный доктор этот Семен Иваныч, — восклицал хозяин после ухода доктора и нюхал пакетики с травами…