В советское время тут базировались лесозаготовители. Кирпичных или каменных строений не было — только быстровозводимые деревянные дома. Ни централизованного электричества, ни отопления, ни водоснабжения. Сейчас, чтобы позвонить по мобильному, приходится взбираться на холм или дерево. Греются печкой, воду берут прямо из реки. Если нужно зарядить электротехнику — запускают бензогенератор. Источник: https://ria.ru

«Родовое поместье»

Иван — из Омска, но Кордон Бергамак считает «родовым поместьем»: здесь жил и умер его дед. Маленького Ваню часто сюда привозили. Уже тогда в деревне была разруха, хозяйство вел один Кистин-старший. После пожара в 1991-м из поселка уехали почти все.

 

Теперь Иван — то в Омске, то в Кордон Бергамаке. Задумывается об окончательном переезде в деревню. Но в городе бизнес — шиномонтаж и автомойка. До этого Иван работал в Новосибирске, затем в Москве — менеджером по продажам. Через восемь месяцев уволился: «душа не лежит».

«Муромцевский район — одно из самых красивых мест Омской области. Рядом, в шести километрах, деревня Окунево — туда летом по десять тысяч человек приезжают на праздник солнцестояния. Это же не просто так. Люди перебираются в город, никто не хочет оставаться в деревне, а мне дорого понятие «родовое поместье», — объясняет Иван.

Его отец два года назад перенес инсульт, но Кордон Бергамак покидать не собирается: «восстанавливается дома».

База отдыха

Иван на собственные средства благоустраивает родной поселок. Построил мост через речку Бергамак — раньше переходили по полуразрушенной переправе советских времен. Поставил часовню и три дома. В планах — еще два, а также баня. В будущем Иван надеется открыть базу отдыха.

Он хочет, чтобы в Кардон Бергамак приезжали семьи с детьми, каждой — отдельный домик. Баня — во дворе, отопление — русская печь. Максимальная близость к природе, прекрасная возможность отдохнуть от цивилизации. Туристов Иван будет забирать из Муромцево и «в экспедиционном режиме» доставлять на базу — своим ходом сюда доберешься разве что на внедорожнике и летом, когда дорогу не размыло. Кистин не скрывает: затея дорогостоящая.

«Чего только подвоз стройматериалов стоит. Здесь не как в городе, где легко заказать доставку из магазина. Ко мне нужно ехать 20 километров по тайге. Если из райцентра — все 50. И только летом», — рассказывает он.

Advertisements

Этой зимой Иван планирует нанять технику и расчистить таежную дорогу, чтобы могла проехать обычная машина с высокой посадкой. Также задумал второй мост — через реку Тару, тогда можно будет возить туристов из соседней деревни Окунево.

«Я не загоняю себя в рамки, не ограничиваю мыслями о том, чем займусь позже. Пока мне нравится делать то, что я делаю: строить домики, приезжать в деревню», — говорит он.

В местной администрации активисту пошли навстречу — пообещали провести электричество. Впрочем, на помощь муниципалитета Кистин не рассчитывает. Он ни на что не жалуется, готов решать проблемы своими силами. «План простой, — уточняет собеседник, — берешь и делаешь».

Его поддерживают родственники и друзья, хотя и без профессионалов не обошлось: нанял двух строителей, которые сейчас тоже в деревне.

Пока турбаза не откроется и не начнет приносить прибыль, переехать сюда из города не получится.

«Если жить в поселке постоянно, надо вести хозяйство, но я думаю только о туризме. А перебраться, конечно, хочется, мне там хорошо», — отмечает омич.

Конечно, заброшенная деревня вряд ли снова станет многолюдной. Но Иван все сделает для того, чтобы любой смог отдохнуть здесь от городской суеты.

 

Мария Семенова.