Трудовое рабство. Эти слова, казалось бы, звучат из далёкой эпохи. И напоминают лишь о нелёгком труде в древние времена. Но трудовое рабство широко распространено и в наши дни. И не где-нибудь, а в родном, нашем Нагайбакском районе. Источник: http://vshodi-nagaibak.ru

 

 

 

В последние годы, с развитием фермерского движения, широко начал применяться труд так называемых работников. Главы КФХ и жители, у которых большое подсобное хозяйство, стали пользоваться трудами людей, опустившихся на дно жизни.

 

 

 

Во многих сёлах они работают практически за еду и сигареты. Иногда им выплачивается символическое вознаграждение, несоразмерное и с каким МРОТами. Эти люди охраняют базовки, пасут скот, помогают чистить навоз. Словом, делают самую трудную и чёрную работу. Многие из них — спившиеся бродяги, не имеющие никаких документов, многократно отсидевшие.

 

 

 

Пока они работают, хозяин их кормит и одевает, а что потом? Заболев, этот человек становится уже никому не нужным, и его иногда просто выкидывают на улицу. Фермер не станет содержать немощного. Зачем ему лишние затраты…

 

 

 

Такова и история бомжа Михаила Гурьянова. В Нагайбакский район он попал из соседнего Башкортостана, где родился и жил в совхозе имени Горького. Некоторое время работал в Магнитогорске, а потом его посадили за кражу. В местах лишения свободы провёл восемь лет. С тех пор дорожка Михаила Ивановича покатилась по наклонной.

 

 

 

После тюрьмы его нигде не брали на работу, приходилось подрабатывать мелким шабашками, жил, где придётся. Да и документы он утерял. Как рассказывает сам Михаил Иванович, паспорт у него забрал участковый, а потом сотрудник полиции уволился, и паспорт так ему не отдали.

 

 

 

В 90-е годы его заприметил один из фермеров из п. Придорожный. Привёз в своё хозяйство. Михаил работал у него несколько лет. А потом хозяин умер. И Михаилу Ивановичу пришлось перебраться  в другой посёлок, в Кассель. Здесь он сторожил базовку у местного фермера. Там, на базовке, и жил.

 

 

 

И вот в январе этого года с ним случилась беда. Несколько дней пил, а когда в один из дней проснулся, то увидел, что ноги не шевелятся. Оказалось, отморозил пальцы. Сначала попробовал смазать их жиром, но это не помогло, обморожение было сильным.

 

 

 

О происшествии узнал глава КФХ, увёз его в больницу. Несмотря на то, что у Михаила не было никаких документов, в районной больнице его приняли, отмыли и привели в порядок. Пальцы на ноге пришлось ампутировать.

Advertisements

 

 

 

И вот Михаил уже несколько месяцев лежит в районной больнице. Фактически в лечении он уже не нуждается, но идти ему некуда. Фермеру такой работник уже не нужен, а про родственников мужчина ничего не знает.

 

 

— У меня в Белебее есть две сестры – Вера и Люба, и брат Александр, а родители умерли уже, — рассказывает Михаил . – Но я там больше тридцати лет не был, не знаю даже, где они живут.

 

 

 

Мы написали коллегам-журналистам из города Белебей с просьбой поискать родных Михаила. Будем ждать ответ, что они нашли. А пока по инициативе администрации больницы Михаилу Ивановичу восстанавливают документы, а затем он будет отправлен в интернат г. Магнитогорска.

 

 

 

 А ведь таких людей в районе – десятки. Фермеры привозят спившихся и опустившихся бомжей из соседнего Магнитогорска и Башкирии, чтобы они работали у них практически за кусок хлеба. Состояние здоровья этих людей никто не проверяет, а ведь многие из них – отсидевшие, и больны СПИДом и туберкулёзом. Не обращают на них особого внимания и миграционная служба, полиция, работают, мол,  трудяжки — и пусть работают. А ведь многие из таких «рабов» с криминальным прошлым, вероятно, могут среди них быть и выходцы из азиатских республик, где распространён радикальный ислам.

 

 

 

Словом, эти люди есть, но и их как бы не существует. У них нет документов, они нигде не числятся, не попадают ни в какую статистику. Это просто рабы, которые опустились в силу каких-то жизненных обстоятельств, и теперь готовы работать, лишь бы им было где жить и что есть.

 

 

 

А живут эти работники, как правило, не в доме. Потому что в дом такого грязного, вонючего и спившегося товарища никто не пустит. Они живут на фермах, рядом со скотом, в сараях и других подсобных помещениях. Чтобы хоть как-то согреться, пьют водку, а если хозяин разрешает, то включают обогреватели. А самодельный обогреватель в совокупности с водкой – это нередко пожар. И такие случаи тоже были в нашем районе.

 

 

 

Мы надеемся, что Михаила  всё же пристроят в интернат или у него найдутся родственники, наши коллеги из г.Белебей обещали помочь в распространении информации о мужчине. Но ведь он не один. Таких «Михаилов Ивановичей» десятки в Нагайбакском районе. И когда-нибудь и к ним придут старость или болезни. И тогда он  станут не нужны их работодателям, и их просто выкинут на улицу.

 

Ольга Терякова.