Предприниматель-сыровар Олег Сирота на личной странице в сети призвал людей принять участие в акции у Соловецкого камня на Лубянской площади. Однако его призыв, странным образом, восприняли негативно в сети. Сирота говорил о почитании имен наших репрессированных соотечественников — «у многих без вины погибших не осталось потомков», и в этой связи мы сами должны взять на себя обязанность помнить их.

 

«Я сам, к сожалению, не смогу поучаствовать и отнес сегодня букет цветов, в память о расстрелянном прадеде-кулаке, его семье, русских крестьянах, кормивших Россию и весь мир, — добавил Сирота и еще раз акцентировал внимание. — Репрессии — это был сильнейший удар по нашему народу, крестьянству в целом и сыроварению в частности. Класс предпринимателей был полностью уничтожен и сгорел за несколько лет в огне расстрелов и лагерей. Это ударило подчас сильнее, чем революция, Первая и Вторая мировые. Сыроварение было практически ликвидировано — никто уже и не мыслил потом производить высококачественные сыры. Мы только сейчас возрождаем ту отрасль, которая была уничтожена в те страшные годы».

Говорил Сирота о и репрессиях, которые коснулись именно его семьи. Так, «81 год назад был расстрелян прадед Большаков Иван Титович, 1897 года рождения, с хутора Листвянка Томской губернии (сейчас это граница Новосибирской области и Алтайского края), раскулаченный». Позже «в 37-м обвинение в КРО (контрреволюционная организация), арестован бывший кулак, работавший плотником, в спецпоселении Усть-Можарка 21.10.1937. Приговорен тройкой УНКВД КК 12.11.1937 к ВМН с конфискацией личного имущества. Расстрелян 16.11.1937 в г. Минусинске». Ужас в том, что он же был после реабилитирован. То есть без вины убит.

 

«Мой дед Варлам умер там же, бабушка Евдокия всю жизнь прожила одна в спецпоселении, ставшем впоследствии поселком. Многие братья бабушки сгинули в лагерях от голода, как, например, 19-летний Большаков Андрей Иванович, 1918 г. р., арестованный вместе с отцом. В этом же поселении родилась и моя мать Нина Варламовна. Прадед лежит в огромном рве с тысячами других расстрелянных в 37-м в Минусинской тюрьме, — продолжил Сирота. — Мы должны помнить о невинных жертвах и никогда больше их не допустить».

 

Слова сыровара об акции восприняли в штыки и, фактически, затравили его за желание почтить память погибших.

 

 

«Странный человек… И в то же время взахлеб… в предыдущих постах радовался, что его сыр повезут в Кремль… А то, что сейчас власть осознанно уничтожает деревни, колхозы, крестьянство, устраивая тихий геноцид без расстрелов, — это как?.. Олег — ты где вообще?.. Реально — приятно следить и видеть, как ты что-то делаешь, достигаешь и т. д., но вот это все… Без слов», — пишет Виталий П.

Advertisements

 

 

«Геноцид — это нынешняя политика тех, кто у власти с 1991-1993 годов, и нынешние реформы это показывают, не забывайте о миллионах умерших, «которые не вписались в рынок», но вам же, наверно, уже обещали дворянский титул?» — продолжает Николай К.

 

И таких комментариев десятки.

https://tsargrad.tv