По логике вещей, именно военнослужащим запаса должно быть вполне комфортным проживание в сельской местности. Во-первых, привычка стойко переносить нелегкие условия службы поможет на первых, наиболее трудных, порах обустройства в деревне. Построить или отремонтировать дом, обиходить участок, завести хозяйство – все это требует много времени, сил, упорства.

Во-вторых, наличие пенсии, даже «половинной», как у автора этих строк, это неплохое подспорье для жизни на селе, где с высокооплачиваемой работой, прямо скажем, негусто. А так – можно подрабатывать немного, устроиться, к примеру, сторожем или охранником, сутки через трое, а свободное время уделять работе по хозяйству.

В-третьих, можно, собравшись вместе с бывшими сослуживцами, с которыми много лет делили успехи и трудности армейской службы, создать на одной территории что-то вроде фермерского кооператива военных пенсионеров. Поделить обязанности: один занимается мясо-молочным производством, второй держит птицеферму, третий выращивает овощи и так далее. Общими усилиями налаживают реализацию произведенной продукции, подменяют друг друга во время поездок на отдых…

Мой сосед в деревне, подполковник запаса, бывший танкист, вместе с супругой в свое время переехал сюда с Урала. Они держат коз, около десятка. Продают козлят, которые уже начинают есть самостоятельно. Работают много, но на жизнь он не жалуется, хотя время от времени травмы, полученные во время службы в Армии, напоминают о себе. Говорит, мол, по сравнению с военной службой, деревенская работа – детские игрушки.

Ad 3
Advertisements

Однокашник мой по училищу сейчас живет в деревне Воронежской области. Ведет большое хозяйство, а главное – у него есть своя пасека, десять пчелосемей. Мед у него – невероятно вкусный и ароматный. Узнал он как-то, что у меня проблемы с желудком – прислал в посылке два большие банки и с акациевым, и с липовым медом. Записку приложил, где по дням расписал, сколько какого меда принимать, и в какое время. Сделал я все, как было рекомендовано, и боли в желудке через короткое время прошли бесследно! Рассказал еще однокашник мой, что пчеловодству он учился от отца. А отец перенимал ремесло у деда, тот – у прадеда. Династия!

Получается, что из всей нашей курсантской роты, а это больше ста человек, после увольнения в запас, только мы двое выбрали деревню на жительство. Оба жалеем только о том, что раньше это решение не приняли. Остальные — кто где, по всей России и вне ее живут, но только в городах, сельской местностью никто не заинтересовался. А, думается, зря…

Михаил Михайлов.