Учительница из Франции Солен Ореллу рассказала, почему она решила работать учителем французского языка в Якутии, какое место в России она считает самым красивым и нравится ли ей жить в деревне.  Источник: https://news.ykt.ru

 

 

«Мне неинтересно работать в странах Европы. Я выбираю те места, куда многие люди не хотят ехать», — признается Солен Ореллу. Она работает учителем французского языка для иностранцев. Солен жила и работала в Намибии, Ираке, Иране, Таиланде, Дубае, Италии, Польше, Белоруссии и России. 

В Якутию француженка приехала в сентябре. Сейчас она работает учителем в Хамагаттинском Саха-французском лицее в деревне Крест-Кытыл Намского улуса.

 

 

О работе в Якутии

 

 

— Я ищу вакансии на сайтах для учителей, которые хотят работать за границей. Каждый год я видела, как Хамагаттинский лицей ищет учителей французского, чтобы они преподавали у них три месяца. В этом году я связалась с ними и подала заявку. Руководство лицея оформило для меня визу и все документы — вот так я и оказалась в Якутии. 

До этого я уже жила в России. Работала в Тольятти один год. Много путешествовала по России, побывала на Кавказе, Урале, на севере европейской части страны, в Бурятии. 

 

 

Мне было интересно увидеть своими глазами Дальний Восток. Поэтому я и решила, что обязательно побываю в Якутии. Для меня это совершенно неизведанная часть России, которая к тому же отличается от остальных регионов. 

 

 

Главное, что нужно знать иностранцам о Якутии, — здесь очень холодно. До приезда сюда я слышала, что здесь суровый климат и экстремально низкие температуры зимой. Ну и конечно, Якутия ассоциируется у многих еще и с алмазами.

 

 

О жизни в деревне

 

 

Каждое утро я просыпаюсь от мычания коров, а сосед говорит, что он потомственный шаман. Все говорят на своем родном языке — якутском. При этом ощущается сильное влияние глобализации — у всех детей есть смартфоны и компьютеры. Когда спрашиваешь у учеников, какая у них любимая еда, они отвечают: «Роллы и пицца». В общем, типичная деревенская жизнь, как и в других селах России.

Школа, в которой работает Солен

 

 

В Крест-Кытыле я со всеми говорю на русском — никто не знает английский. С коллегами, учителями французского, разговариваю на своем родном языке.

 

 

Очень интересно учить французскому детей где-то на краю земли. При этом все школы в России устроены примерно одинаково: дети учатся по одним и тем же учебникам, учителя работают согласно одним и тем же требованиям.

 

 

В лицее я работаю пять дней в неделю, веду уроки для учеников с пятого по 11-й классы. Некоторые ребята  мотивированы и сильно стараются, других больше интересуют иные предметы. 

 

 

Мне не нравится советская методика обучения, когда упор делается на изучении грамматики и переводах. Это очень скучно. Лучше, если дети будут учиться говорить и общаться на французском. Поэтому на занятиях мы с учениками как можно больше говорим, учим новые слова, пополняем словарный запас. 

 

 

Есть очень талантливые дети. И хочется верить, что они не остановятся на полпути и будут и дальше учить французский. Без практики язык попросту забывается. Я встречала людей, которые учились в этой школе, но после ее окончания не говорили больше на французском. В Якутии все-таки сложно практиковаться и постоянно общаться с носителями языка. 

 

 

Не люблю сидеть на одном месте. В деревне мне не хватает общения, поэтому в выходные я езжу в Якутск (во время школьных каникул Солен успела даже съездить автостопом в Амурскую область — от ред.). Чаще всего я пользуюсь Couchsurfing, чтобы знакомиться и общаться с местными жителями. 

 

«Солен, тебе не холодно?»

 

 

Люди постоянно говорят со мной о погоде и о том, насколько здесь холодно зимой. У меня очень заботливые коллеги в школе. Они часто повторяют мне: «Солен, тебе надо задуматься о теплой обуви. Зимой очень холодно». Когда я один раз закашлялась, мне сразу несколько человек сказали: «Солен, ты не заболела? Тебе нужно надеть свою теплую дубленку». 

На работу я обычно прихожу в джинсах и одной рубашке, и меня постоянно спрашивают: «Тебе не холодно? В Якутии нужно одеваться теплее». Точно так же было в Белоруссии и Тольятти. Мне часто говорили: «Солен, ты француженка, тебе будет очень тяжело зимой. Ты просто не выдержишь». Это так забавно, мне нравится, что люди в России такие заботливые и дружелюбные. 

 

 

Подготовиться к якутской зиме мне помогла подруга, живущая в Москве. Она нашла для меня дубленку и теплую шапку. И у меня еще есть валенки. К тому же школа в пяти минутах ходьбы от моего дома, так что я вряд ли замерзну.

 

 

О путешествиях

 

 

Самое красивое место в России — Байкал. Я ездила туда шесть лет назад — исполнила давнюю мечту. Еще очень красиво на Алтае — необычайно живописное место. 

Advertisements

 

 

Многим нравится Санкт-Петербург, но когда я бываю там, мне кажется, что я не в России, а в Европе. Дома, архитектура, улицы — не как в России, Петербург больше похож на европейские столицы. А я привыкла к типичным российским городам — таким, как Тольятти.

 

 

Если я еду в какую-нибудь страну, я никогда не остаюсь в одном городе или селе. Обожаю путешествовать и встречать новых людей. Как только наступают школьные каникулы, я еду в соседние города и районы. Мне нравилось жить в Тольятти: оттуда было удобно ездить в Самару, Казань, Ульяновск, Саратов.

 

 

Еще до того, как приехать в Россию, я жила в Белоруссии — в Могилеве. Там никто не знал английский, это стало для меня мотивацией начать учить русский язык. Сложнее всего дается грамматика. Мне помогают книги и общение с людьми. Я не ставлю цель овладеть русским языком в совершенстве — главное, чтобы меня понимали. Могу поддержать разговор на простые темы и спросить у прохожих дорогу — мне этого достаточно. 

 

«Люди думают, что везде опасно — хоть во Франции, хоть в России» 

 

 

Чаще всего у меня спрашивают, насколько опасно путешествовать автостопом. Люди сейчас думают, что везде опасно — хоть во Франции, хоть в России. А у меня просто другой взгляд на это: если ты думаешь, что везде один криминал, то лучше вообще оставаться дома и никуда не ездить. 

Мне в дороге встречаются только хорошие люди. Бывали, конечно, неприятные моменты — из-за недопонимания, незнания языка, но это мелочи, к которым нужно быть готовой.

 

 

Когда я сказала новым знакомым в Якутии, что я часто езжу автостопом, они сильно удивились: «Солен, это опасно. Ты уже жила в России, но здесь, у нас, все совсем по-другому». Но сами они при этом никогда не путешествовали автостопом.

 

 

Забавно, что многие водители не сразу понимают, что я иностранка. Начинают говорить по-русски, рассказывают о своих делах. Когда они узнают, что я из Франции, они задают один и тот же вопрос: «Ты как сюда попала?». Люди здесь очень открытые — этим россияне отличаются от европейцев. 

 

 

Из-за больших расстояний в Якутии путешествовать сложнее. Мне хотелось съездить в Оймякон, но вряд ли получится.

 

 

«Читала Гоголя на французском»

 

 

Удивительно, что россияне столько знают о Франции. Многие читали произведения Виктора Гюго, Александра Дюма, отлично разбираются во французской культуре. К своему стыду, я читала из книг русских классиков только повести Гоголя на французском. 

В России и Белоруссии я встречала людей, очень хорошо говорящих на французском. Однажды меня познакомили со студенткой — победительницей олимпиады. У нее был идеальный французский. Был еще один запомнившийся случай. Я путешествовала автостопом по Владимирской области и возле одной деревни спросила дорогу у пожилой женщины. И она говорила на прекрасном французском! 

 

 

Меня иногда спрашивают, как я отношусь к Путину или к тому, что во Франции «слишком много мигрантов». Обычно отвечаю: «Никак». Многие политические и околополитические вопросы обостряются искусственно — такова пропаганда. 

 

 

«Моя семья хочет, чтобы у меня была стабильная жизнь»

 

 

В Европе никто не спрашивает, замужем ли ты. А в России это частый вопрос. Может, это из-за того, что для многих россиян семья на первом месте. Когда я в первый раз приехала в Россию, мне был 31 год, и большинство моих ровесниц уже были замужем или разведены. Меня это удивило. Многие французы не вступают в брак — могут жить вместе, воспитывать детей, но не оформлять отношения. Официальная регистрация брака и свадьба не считаются чем-то крайне важным и необходимым. И это никак не осуждается обществом. 

 

 

Моя семья хочет, чтобы у меня была, как они говорят, нормальная и стабильная жизнь. Чтобы я купила дом, чтобы у меня была стабильная работа во Франции. Но мне нравится то, как я живу: моя жизнь как приключение. 

 

 

Понимаю, что родные беспокоятся. Но мне 36, я уже взрослый человек. Как учитель, я встречаю множество талантливых и интересных людей. Со многими учениками я до сих пор общаюсь и поддерживаю связь. Одного ученика из Тольятти я потом встретила во Франции.

 

 

В конце декабря у меня заканчивается виза, уеду обратно во Францию. В будущем году хотелось бы поработать в Африке, если получится. Но, может, в итоге окажусь на совсем другом континенте.

 

 

Мне везет, я легко нахожу работу. У меня большой опыт и нет особых требований ни к зарплате, ни к условиям работы. Если денег, которые мне платят, достаточно для жизни, меня это полностью устраивает. Для меня важнее, что эта работа дает мне возможность путешествовать и знакомиться с новыми людьми.