50 сортов сыра для американского фермера из деревни Мошницы Джея Клоуза – не предел!
31.07.2020
Молоко сгущённое по-деревенски
31.07.2020

“Деревня дауншифтеров” Павда приютила бывших горожан, дала им новые знания и навыки, большую уверенность в своих силах!

В Свердловской области есть поселок Павда, который до появления COVID-19 многие насмешливо называли деревней дауншифтеров. На протяжении нескольких последних лет в Павду переселяются жители мегаполисов со всей России. Рассказывая про себя, они говорят: «Мы уже несколько лет на самоизоляции. И нас – устраивает». Источник: https://66.ru

Свердловская Павда — это затерявшийся в уральской тайге поселок, население которого недотягивает и до полутысячи. На первый взгляд, поселение ничем не отличается от множества подобных деревень. Те же полумертвые избы, отсутствие дорог, газа, канализации и широкополосного интернета. Но эта неустроенность не пугает переселенцев из мегаполисов.

 

 

Одним из первых городских жителей, мигрировавших в Павду, стал писатель Сергей Алексеев, прославившийся своей серией книг «Валькирия». В поселок он перебрался из Москвы еще в первой половине «десятых», построил дом, который сейчас почти не покидает,  и погрузился в написание новых книг.

 

 

Сергей Алексеев, писатель:

— Я объехал весь Урал и для себя выбрал Павду. Мне очень понравилось место и люди. От Москвы, ее вечной толчеи я устал и возвращаться туда не хочу. Это лучшее место, чтобы заниматься творчеством. Ведь именно творчество приводит к тому, что человеку интересно с самим собой, а значит, помогает оставаться дома.

Фото: Дмитрий Антоненков

Алексеев считается писателем мистического патриотизма. В своих книгах он возрождает славянских богов. Чтобы славить этих богов, в дни славянских праздников в Павду съезжаются люди из разных уголков России. Они останавливаются на окраине поселка, на туристической базе «Таежная рось».

 

 

Симпатичные гостевые домики в славянском стиле, окруженные частоколом, с капищем в центре, построил в Павде екатеринбургский бизнесмен Алексей Васильев. Он не может переселиться в деревню, так как в городе должен вести дела. Но свободное время старается проводить в Павде.

 

 

Васильев объясняет, что турбаза не является бизнес-проектом.

Алексей Васильев:

— Я пять лет искал место под базу. Здесь мне понравился вид на горы, природа, специфическая для Урала, и люди тоже. В Павде нет туристического потока. Но база изначально создавалась под проведение семинаров и туристическую деятельность.

 

 

Из Египта на Урал

 

 

На противоположной окраине поселка среди покосившихся изб стоит дом, который купили и обжили переехавшие из Египта Юлия и Александр. У пары была в Хургаде своя кайт-школа. Но, как теперь они признаются, жизнь там, где всегда тепло, приелась.

 

 

Юлия Абзалтынова:

— Мы очень соскучились по смене природы, времен года. У нас в Египте все время была одна и та же картинка. Этого стало не хватать. Сейчас мы здесь живем и наслаждаемся тем, как природа постоянно меняется. Быть максимально вовлеченным в этот процесс можно только на земле, не в городе.

Фото: Дмитрий Антоненков
Дом сыроедов — так павдинцы прозвали жилище Юли и Александра.

Готовиться к переезду в российскую деревню пара начала прямо в Египте. Сначала будущие переселенцы решили, что жить будут в центре России. Так они остановились на Урале. Затем Александр изучил сайты, посвященные деревням. Больше всего кайтеров заинтересовала северная часть Свердловской области. Они выбрали несколько деревень. Объехали их. Но приехав в Павду, сразу поняли, что именно такое место они искали.

 

 

Александр Будный:

— Когда друзья узнавали о нашем переезде, то говорили, что мы бежим от чего-то. Но это не так. У нас есть опыт жизни в социуме. У меня в Витебске в Белоруссии было собственное производство офисной мебели. У Юли было свое рекламное агентство в Москве. В Египте — своя кайт-школа. У нас был приличный уровень жизни. Но все это было каким-то пустым. А сейчас здесь у нас настоящий живой мир.

 

 

Бывшие горожане планировали за год обустроить дом и участок под себя. Но реальность оказалась иной. Александру пришлось потратить полгода только на то, чтобы подготовить дом к проживанию. Работа по благоустройству продолжается и сейчас, спустя несколько лет после переезда.

 

 

Александр Будный:

— Если к работам по благоустройству дома привлекать рабочих, на это нужны немалые средства. Чтобы их найти, мне необходимо вернуться в город, в социум. Но зачем? Я остаюсь здесь, учусь делать всё сам и повышаю свой уровень. Уже сейчас если будет какая-то экстремальная ситуация и нас отключат от всего — мы сможем выжить и жить нормально.

Фото: Дмитрий Антоненков
Александр прямо в доме мастерит деревянную посуду. Попробовав, он и сам пристрастился есть деревянной ложкой. Очередную такую ложку он сейчас и вырезает.

 

 

Юля признается, что после переезда ей сложнее всего было привыкнуть к деревенскому быту.

Юля Абзалтынова:

— Сейчас мне это кажется мелким, но тогда я искренне не понимала, как на кухне мыть в тазике посуду. После того как я этот вопрос решила — купила нужные себе тазики, все стало на свои места.

 

 

Сейчас основные усилия молодые люди прилагают для получения заработка. Юля, переехав в Египет, научилась вести дела своей фирмы удаленно. Она и сегодня продолжает выполнять рекламные заказы. Но вырученные с этой работы средства — лишь небольшая часть ресурсов, которые переселенцы тратят на проживание в деревне.

Фото: Дмитрий Антоненков
В Павде Александр увлекся лайками. Их у него около десятка. Зимой они, как и положено, таскают за собой нарты. Поездки на собачьей упряжке пользуются спросом у отдыхающих на турбазах.

 

 

Изначально Юля и Александр планировали освоить для себя новые профессии, чтобы производить товары, которые можно было бы продавать через интернет. Они собирались заняться плетением из ивы, поделками из бересты, освоить бондарное дело, чтобы производить бочки, варить варенья и собирать чаи. На деле же к освоению некоторых ремесел они пока даже не приступали.

 

 

Юлия Абзалтынова:

— В определенный момент из-за того, что здесь все происходит довольно медленно, я отключилась от своих ожиданий и стала наслаждаться самим процессом, тем, что мы чему-то учимся.

 

 

 

Несколько лет назад ребята создали и начали развивать свой бренд «Сделано в Павде». Под этой маркой новые павдинцы продают через интернет товары собственного производства: берестяные туеса и украшения, деревянные ложки, чайные сборы, сыродавленные масла и таежные варенья.

Фото: Дмитрий Антоненков
Продукция с фирменным логотипом семьи Юли и Александра

Побег от «городских наркотиков»

 

 

По соседству разместился домик еще одних переселенцев — семьи Разиных. Глава семейства — Степан, в Екатеринбурге работал диджеем клуба «911». Но бросил работу ради жизни за городом со своей супругой и тремя детьми.

 

 

Степан Разин:

— В определенный момент нам пришло понимание, что у нас нет каких-то глобальных целей, чтобы продолжать оставаться в городе: жить в съемной квартире, стоять в пробках, водить ребенка в детсад. Захотелось сбежать из города, от потреблятства. Я понял, что сколько бы я ни зарабатывал, я все тратил. Это могло продолжаться бесконечно. Остановить это можно было, сбежав в деревню.

 

 

Его супруга Агния добавляет, что молодые люди покидали мегаполис и из-за легкой доступности «городских наркотиков», как выразилась девушка. Ведь в деревне встретить подобное практически невозможно, а значит, и соблазна не будет.

 

 

Поначалу семья искала место для переезда под Екатеринбургом. Но ни один из рассмотренных вариантов не подошел. Тогда вспомнили про Павду. Сюда семейство несколько раз приезжало отдыхать на «Таежную рось».

 

 

Степан Разин:

— Родители, когда узнали, ужаснулись: «Что? Павда, 377 километров на север?» Мы сказали: «Чем дальше, тем лучше». Здесь мы быстро купили старый дом, за 80 тысяч. Думали, быстро, за год, его сделаем. Но все получилось не так. Мы здесь живем четыре года, но всех дел не переделать, наверное, еще лет 10! Проще построить новый дом.

Фото: Дмитрий Антоненков
Дом семьи бывшего диджея в Павде

 

 

Когда Разины купили дом в деревне, то возник вопрос переезда. У них была небольшая машина, но вещей было куда больше. Поэтому супруги распродали большую часть мебели и техники, чтобы на вырученные деньги приобрести прицеп. В него они сложили оставшиеся вещи и отправились обживать свое новое жилище.

 

 

Агния Разина:

— Это мы тогда думали: зачем в деревне холодильник, ведь есть подпол. Продали его, а продукты в подполе стали гнить. Все оказалось по-другому. Ведь деревня — это постоянное испытание, постоянный треш.

 

 

Сейчас Степан с удовольствием рассказывает о работе по дому, называя это собственной инициацией как мужчины. Для начала молодой человек болгаркой ошкурил весь дом. Он снял со стен восемь слоев обоев. Затем экс-горожанам пришлось поднимать покосившийся сруб своего дома.

 

Степан Разин:

— Представляете меня, который хорошо умеет делать миксы, орудующим танковыми домкратами? У меня получилось. И даже жена похвалила!

 

 

Агния вспоминает, что еще задолго до переезда в деревню она учила супруга правильно держать молоток и забивать им гвозди.

 

 

Степан Разин:

— Сейчас я понимаю, что если бы у меня был миллион или два, то я бы нанял бригаду и мы быстро по дому все сделали. А если ты приезжаешь в деревню и ставишь себе задачу своими руками каждую вещь сделать — это непомерно сложно. К этому я шел четыре года и только сейчас понимаю, что я должен каждый день что-то делать, чтобы пространство вокруг меня начало меняться.

Фото: Дмитрий Антоненков
Баня — гордость Степана Разина. Бывший горожанин построил ее самостоятельно.

Раньше Степан раз в квартал ездил работать в Екатеринбург — у него своя компания по проведению детских праздников. Но после введения ограничений деятельность компании пришлось остановить. Теперь Разин который месяц безвылазно находится в своей деревне.

 

 

Степан Разин:

— Летом в деревне без моментальных денег, думаю, можно прожить. Хотя, конечно, это рискованно. Ведь могут ударить заморозки и погубить урожай. Что касается потенциальных денег в будущем, то на протяжении этих лет, подняв дом, срубив баню, сделав ремонт, забор, поработав с железом, с пилой, я накопил определенные навыки. В будущем я могу продавать эти навыки.

 

 

Агния устроилась работать в школу Павды. В деревне очень кстати пришлось ее совершенное знание английского языка.

 

 

Теперь семья Разиных готовится к новому строительству. Глава семейства задумал переезд в лес, где собирается самостоятельно построить новый дом.

 

 

Дмитрий Антоненков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *